Ты мой наркотик

Просмотров: 13541
Оцените материал:
Неинтересный пост
4
Интересный пост

Ник: Лёля

Автор: Я во всей красе :3

Название: "Ты мой наркотик" ( Первоначальное название: "Я твой наркотик")


1 глава

-Знаешь, я думаю, что пора бы уже тебе повзрослеть...

- Что!? Да мне тысяча лет! Куда взрослеть?

- Я имел в виду не возраст, а твой характер... Знаешь, с твоими вечными подколками ты можешь лишиться последних друзей...

- Я? Лишиться? Друзей?

Я бойко отстаивала свои убеждения. Моим противником в этом споре был парнишка, 17 лет, Финн. Ему настолько осточертело моё отношение к его персоне, что он решил поговорить со мной. Но есть одно НО! Как объяснить вампиру, что у него ужасный характер! Вот именно! НИКАК! В разгар нашего с ним спора, плавно перераставшего в драку, вошел Джейк.

- Так народ! Спокойно! Спокойно я сказал!- Джейк еле удержал нас в разных углах комнаты, чтобы мы не разорвали друг друга в клочья.

- Что здесь происходит? Объясните нормально!- пыхтел он.

- Джейк! Она невыносима! С ней невозможно нормально общаться и притом нормально работать! - скрипел зубами Финн.

- Джейк! А он просто зануда! С ним повеситься можно со скуки! Он всегда думает только о себе! - прорычала я на всех парах и язвительно показала свой змеиный язычок своему противнику.

- Так ребятки... Вы без меня здесь совсем переругались... Пошли Финн, тебе пора домой, а мне надо к Леди...- сказав это, он схватил Финна за руку и повел к выходу. Когда Финн вышел за дверь, Джейк повернулся ко мне и шепотом сказал:

- Марси... Да забей на него. У него сегодня неудачный день, вот на тебе сорвался... Кстати, когда следующая репетиция?

- Скорее всего, в следующую пятницу, но я не уверена...- я вздохнула от какой-то грусти, осознавая, что только зря поругалась с Финном.

- Ладно... Я, пожалуй, тоже пойду... Надо отдохнуть, а то сегодня репетиция не удалась... Пока, Джейк...

- Пока, Марселин...

Вздохнув, я вылетела через окно. Как же свежо на улице. Недавно шел дождь и на асфальте были еще не высохшие лужи. Я вздохнула и, набрав полной грудью свежего воздуха, стала наслаждаться ароматом недавно намокшей травы. Я про себя начала напевать так очень мне знакомый мотив песни, а ветер уносил отголоски моего голоса куда-то вдаль. Ах, да! Я забыла представиться! Я - Марселин Абадир, королева вампиров и к тому же еще и демон. Спасибо всё моему папочке! Тьфу, на него! У меня есть даже собственная группа. Те два дурня - Финн и Джейк. Они состоят в моей группе. Джейк еще ничего, терпеть можно, но... Финн... Эхххх... Он меня так достал... Своими вечными требованиями и правилами... Потомственный ботаник... Но на бас-гитаре играет просто офигенно... А вот и общежитие, я спустилась на землю и снова вдохнула свежий аромат асфальта вперемешку с травой. Вот я уже и дома. Войдя в обитель моего существования, я просто помрачнела... На второй кровати сидело розовое бестие. Поначалу оно сидело и читало книгу, но после, оно повернулось ко мне и стало махать своей ручонкой. Она тоже была розовая. Бееееее... В моих мыслях проносилось лишь то, что надо бежать отсюда, но вы не подумайте, я никогда не была трусихой и в этот раз не исключение. Я сделала мраморное лицо, которое давало понять, что мне все равно на розоволосую, и прошла к своему месту проживания. На кровати все, как обычно, то, что я называю творческим беспорядком, Финн и Джейк называют мусоркой. Можно подумать, что они что-то понимают. Отодвинув свой "творческий беспорядок" в сторону, я плюхнулась на кровать. Розоволосая продолжала смотреть на меня все это время. После долгой паузы, она встала со своей кровати и подошла ко мне поближе.

- Я - Боннибель, твоя новая соседка, а ты, наверное, Марселин? Приятно познакомиться! - сказав это, она протянула свою розовую ручку ко мне в знак приветствия. Я не обратила никакого внимания на ее добродушное приветствие, не пожала ей руку. Она так и стояла минут 5 с вытянутой ко мне рукой, но после она убрала руку и продолжила улыбаться. Она потерла своими ручонками о плечи и ласково сказала:

- Холодно тут... Ну ладно... Хочешь чаю? Я приготовила вкусный кекс... Просто пальчики оближешь! Я не обращала никакого внимания на неё и лишь пристально глядела на вторую половину комнаты. Там все было розовое! Абсолютно все! Кровать, книги, ручка, тетради, даже стена!!! Когда же она успела ее покрасить? Я чувствую, что мы с ней не уживемся, так как сейчас я чувствую, что вот-вот подлечу к ней сзади и сдеру её улыбку с лица... Беееееее... Какая же она раздражающее собой нечто... И имя такое... Боннибель... Фууууууу... Стоп! Почему я запомнила её имя?!?

***

Всю ночь я не могла уснуть. Меня всё время трясло от одной мысли, что эта Боннибель будет жить рядом со мной. Вот это розовое чудовище давно уснуло и сейчас спокойно посапывает своим миниатюрным носиком... СТОП!!! Почему я замечаю в ней такие мелочи? Я понемногу начинаю сходить с ума... Ладно... Сейчас это не главное ... Главное придумать, как избавиться от назойливой соседки. Если начать вспоминать, сколько у меня было соседей, то и не хватит года. Все они не выдерживали и недели в одной комнате со мной и моим характером. А впрочем, я знаю, что и эта Розоволосая сбежит быстрее, чем все остальные... Вот блин... Уже светает, а я ещё даже и не ложилась... Ладно... Надо поспать...

Так... Марси... Пора вставать... Я силою пыталась поднять своё тело, казавшееся на этот момент мне огромным мешком картошки. Так... раз... два... три... встаю! Я рывком попыталась поднять свою тушу, но мне этого не удалось, я лишь сделала ещё хуже, так как сильно ударилась головой о край кровати. Я взвыла от боли и приоткрыла глаза... На часах моргали цифры 10:28... 10:28?!?! Ааааааавааааа... Я опаздываю на пары! Мою сонливость как рукой сняло. Я на всех парах подбежала к шкафу и напялила одежду, которая более или менее выглядела приемлемо. Закинув на плечо сумку, валявшуюся у двери, я понеслась в универ. Я бежала через лес, так было намного быстрее, поэтому до института я добежала всего за 10 минут. Я хранила силы для последнего рывка. Залетев в окно на третьем этаже, я подошла к аудитории. Собравшись с мыслями, я постучала в дверь и вошла, как ни в чём не бывало. Преподаватель уже привык к моим опозданиям и, ничего не говоря мне, взглядом указал на свободное место. О пресвятые рокеры! Только не это! Ну, за что мне такое наказание? Рядом со свободным местом сидела Боннибель. Она снова была во всем розовом. О нет! Она будет сидеть со мной! Я этого не переживу... Я медленно приближалась к худшему для меня месту и всё это время Розоволосая смотрела на меня и улыбалась.

- Привет, Марси!- Боннибель приветливо помахала мне.

- Привет... - хмыкнула я и уселась рядом.

С каких пор я разрешила ей называть себя Марси? От этой мысли я вскипела и набросилась на неё с завуалированными оскорблениями.

- А с каких пор я разрешила тебе называть себя Марси?

- Ой... прости... ну так я могу тебя так называть?- с по-детски наивной улыбкой сказала она.

Я не знаю, что случилось в этот момент, но на моё удивление я согласилась.

- Марси... я тут заметила, что ты опаздываешь... Хочешь... хочешь, я буду тебя будить утром?

И вот опять эта сладчайшая и по-детски наивная улыбка и снова слабость с моей стороны. О, ужас... Она такая хорошенькая, когда улыбается. О, пресвятые рокеры! Что я говорю?!?!

2 глава

День прошёл быстро. Выйдя из аудитории, я вздохнула с облегчением и поплелась на улицу. Летние деньки давно превратились в дождливые осенние дни. На земле небрежно расположился ковер из позолоченных листьев. Я вздрогнула от холода, добравшегося до самого укромного места в моей душе, пришедшего от сильного порыва ветра. Я посильнее закуталась в легкую курточку, больше подходящую на лето. Я плавно поднялась к небу и поплыла по ласкающим меня холодным ветрам. Эххх... осень такая скучная пора... И снова я вздохнула, но уже с какой-то каплей грусти. В моей голове всё время крутилась неизвестная мне мелодия. Я не знаю, откуда она взялась, но делать мне было нечего, и я начала напевать до боли знакомые строчки:

"Играет простуженный ветер на рваной струне

ржавые петли скрипят на разбитом окне

в артерии города жалом впивается ночь,

расправь свои крылья и в путь - нам уже не помочь

твоё сердце не бьется, не читается пульс

твое сердце не бьется - я меняю свой курс

на раскаленное солнце...

по грязным подвалам и ямам все давно разбрелись,

промокшая обувь приводит в движение жизнь

ты падаешь в лужу - ты просто не рассчитал

заблудшие души проглотит соседний квартал

твоё сердце не бьется, не читается пульс

твое сердце не бьется - я меняю свой курс

на раскаленное солнце...

я слепну от пыльной дороги, глаза мои - ртуть

я делаю шаг - нет сил полной грудью вдохнуть

замерзшие пальцы не могут тебя удержать

здесь нет победителей - здесь можно только дрожать

твоё сердце не бьется, не читается пульс

твое сердце не бьется - я меняю свой курс

на раскаленное солнце..."

Хмм... а получилось очень даже ничего. Надо будет показать Джейку и Финну. Я уже прибыла домой, лететь мне было уже лень, и поэтому мне пришлось топать по лестницам на своих двоих. Из-за сильной активности с моей стороны из моего желудка стали доносится звуки похожие на стоны, умирающего кита. Ай! Как же хочется есть... Аж живот сводит. Я отвлеклась на свои мысли и не заметила, что подошла к своей двери. Я немного помялась у двери, как будто знала, что за дверью меня поджидает что-то плохое. Ну вот я открываю дверь. Хммм... вроде ничего плохого нет. Пройдя к самому, интересующему меня на этот момент месту - к холодильнику, я открыла его. Я была уже в предвкушении всего, что там лежит... Какого? Где еда? Ээээ! Кто? Когда? Куда? Убьююююю...- проревела во весь голос я, показывая на воздухе, что будет с виновником. В момент, когда я билась в конвульсиях в комнату вбежала испуганная Боннибель.

- Марси! Что случилось?- проговорила запыхавшаяся Бонни.

- ГДЕ?! МОЯ! ЕДА! - сказала я, уже почти переходя на крик.

- Аааааааа... ты про то странное существо в холодильнике? Я его выбросила. Прости меня за то, что не спросила, но ты долго не появлялась и я...

Не успела Бонни договорить, как из моего желудка снова стали доноситься звуки, умирающего кита. В этот момент я готова была, провалится сквозь землю. От смущения мои щеки покрылись румянцем. Но тут, же я опомнилась и хотела уже накричать на неё, но моё лицо застыло в какой-то пугающей гримасе, я смотрела на Боннибель и отчетливо видела по её лицу, что она приготовилась к самой страшной участи. Через пару мгновений я пришла в себя, а Бонни так и стояла с напуганным личиком. Я еле сдержалась, чтобы не закричать.

- Если ты выкинула все мои продукты, у меня есть к тебе, лишь один вопрос: Что я буду есть?

Лицо Боннибель быстро сменила испуг на счастье.

- Об этом я позаботилась!- протараторила она.

Подбежав к плите, на которой стояла какая-то посудина, Бонни взяла её и пошла ко мне. Подойдя почти вплотную ко мне, она протянула посудину мне.

- Это кекс. Я его сама приготовила. Хочешь?- с какой-то наивностью в голосе сказала она.

Делать было нечего, так как желудок с ещё большей силой начал урчать. Я взяла посуду с едой в руки и пошла к столу. Через минуту подошла Бонни, в руках у нее была чашка чая.

- Держи, он очень полезный... только осторожно... он очень горячий...

С этими словами она покраснела и протянула мне чашку. Я фыркнула и взяла чашку в руку. Она была очень горячей, что я не смогла удержать её в руке и перевернула весь чай на себя.

- Ааааааааааааааааа!- начала орать я со страшной силой. Я быстро сдирала горячие от кипятка вещи.

- Марселиночка! Потерпи милая!- Бонни неслась ко мне с бутылкой, в которой находилась неизвестная мне фиолетовая жидкость.

- Ай! Что это? Ааааа!

- Марси, просто доверься мне...

Я с недоверием смотрела на её ловкие движения, как вдруг адская боль прекратилась. И вот я стою перед своей соседкой в одном нижнем белье. Она подошла ко мне и предложила переодеться, но так как у меня все вещи были в стирке, то пришлось надеть её одежду. И вот я сижу на своей кровати вся в розовом. Я бубню себе под нос что-то вроде - " это... ты... всё ты... со своим чаем..."

- Марси, но я, же предупредила, что он горячий... Если я в чём-то виновата, то прости...

Я понимаю, что сама виновата в этом, но из-за своего дурного характера я лишь снова фыркнула и, желая забыться, одела наушники и стала слушать, убаюкивающий одну лишь меня, рок. Боннибель сидела около десяти минут и вслушивалась во что-то, но после, помахав мне, чтобы я обратила на нее внимание, спросила:

- А это случайно не Rammstein?

Интересно, откуда это розовое существо знает такую классную рок-группу? На её вопрос я лишь кивнула, делая вид, что ещё обижаюсь.

- Ой! Как здорово! - без конца восклицала Бонни. А у тебя есть песни группы Nirvana? Я их просто обожаю!

На моём лице появилась странная перекошенная улыбка. У меня чуть челюсть не отвисла от такого поворота событий. Бонни... это розоволосое улыбчивое чудовище, а знает такое... Сглотнув, подступивший к горлу ком, я снова кивнула в ответ. Меня сильно мучал вопрос и я всё-таки решилась его задать:

- Бонни, а откуда ты знаешь эти рок-группы?

На её лице появилась детская улыбка и она начала с энтузиазмом рассказывать о первом в её жизни рок-концерте, о первой попытке рок вокала и о многом другом. Я просто сидела на кровати и вслушивалась в её нежный и бархатный голосок. Какая же она странная. С виду обычная барби, а внутри настоящий рокер. Что же ещё скрывается под её розовой оболочкой?

***

Мы с Бонни живем вместе около двух недель и за это время я много раз пыталась избавиться от неё. Сейчас я вам поведаю один из случаев.

Этот случай произошёл на 7 день нашего с ней сожития.

- На этот раз она перешла все границы...- пробурчала я себе под нос.

Я всё больше и больше накручивала свои и так подшатанные нервишки.

- Да как она посмела притронуться к святая-святым- к моему творческому беспорядку!- уже на возвышенных тонах сказала я. ВСЁ! ХВАТИТ!

Я аккуратно подошла к её кроватке и превратила всё, что там лежало в хаос, который когда-то был у меня.

- Эххх... такой же, как и у меня - сказала я с ностальгическим вздохом.

В этот момент в комнату вошла Бонни. На её прекрасных глазках застыл непередаваемый ужас. Увидев это, я ещё сильнее завелась и с большими усилиями начала разрушать её розовый "замок".

- Марси! Что... что ты делаешь?- с почти исчезающим голосом, произнесла она.

На её глазах появились маленькие капли. Меня это лишь рассмешило. Она, чуть не рыдая от отчаяния, подбежала и начала оттаскивать меня от её "идеальной" части комнаты. Я лишь хохотала, как сумасшедшая, и когда мне надоело, что она пытается меня остановить, я отшвырнула Бонни так, что она отлетела к двери. Сил у меня было много, но в этот момент я об этом забыла. Хлопок... Внутри у меня что-то передернуло, и я остановила свои действия. Повернувшись к двери, я увидела бездыханное тело Бонни. Она лежала в неестественной для неё позе, закатив глаза. Я от испуга, что убила её, подбежала к ней. Я быстро перебирала идеи по спасению этой Розоволосой. В голову пришла лишь мысль об искусственном дыхании, но эта идея меня слабо радовала. В такой ситуации придумать что-то сложно и я решилась. Набрав полной грудью воздуха, я приступила к делу. Прижавшись своими ледяными губами к её губам, я почувствовала какую-то сладость. Да, да! Она была очень сладкая. Набирая носом воздух, я снова и снова чувствовала терпкий и приставучий запах жвачки. Её волосы, лицо, губы, тело... всё это пахло жвачкой. В этот момент мне казалось, что весь мир остановился, и сейчас существуем лишь мы вдвоем - бедная, лежащая без чувств, Бонни и я. Внутри всё колотилось и горело, но это был уже не страх, а что-то другое, более будоражищее кровь. Мои раздумья прервала, очнувшаяся Бонни. Я выдохнула ещё одну порцию воздуха для неё. Она уже не нуждалась в нем. Посмотрев на неё, я увидела её распахнутые глазки. Они смотрели на меня с двумя смешанными чувствами страхом и благодарностью.

- Извини...- сухо произнесла я, забыв о тех мыслях, проносившихся в моей голове пару мгновений назад, но ответа не последовало.

***

Бонни стояла и смотрела на меня испуганно и в то же время сердито. За эти недолгие дни сожительства с ней я никогда не видела, чтобы она сердилась, даже когда я утопила в раковине её плеер.

- Бонни... прости...- уже с нотками сожаления сказала я.

- Марси... мне очень больно... я думала... мы с тобой уживемся, но...

На последней фразе её лицо... То личико, какое всегда освещает мир детской и беззаботной улыбкой... оно сменило её на маску печали. По щекам потекли ручейки слез.

- Я думала... я... за, что... почему ты так со мной?

Её глаза в одночасье потухли, в них больше не было того светящегося и пылающего огонька, как когда она улыбалась. В моей душе всё сжалось. К горлу снова поступил комок. Как странно... За эти дни с ней, это случается каждый раз. Я не знаю, что со мной происходит. Я, молча, смотрю на её розовое личико. Её пухленькие щечки и алые губки так манят, но глаза... они отталкивают... смотря в них душа, разрывается на части. Она такая хорошенькая. Что-то внутри меня взяло верх над моим эго, я, молча, приблизилась к ней и приобняла. Бонни такая горячая, я ощущаю это очень сильно на своей ледяной коже. Мы две противоположности. Я - тысячелетний бесчувственный и жестокий вампир, а она... Она - хрупкий и нежный цветок. Вдруг я почувствовала, как она перестала плакать и ещё сильнее вжалась в моё холодное тело. Но вместо того, чтобы попросить у неё прощения по-настоящему и прижать её слабую и такую горячую плоть ещё сильнее к себе и ощущать этот контраст постоянно на своем теле, я отстранилась от неё. У меня в груди сердце колотится с бешеным ритмом. Я испугалась... испугалась очень сильно... Меня накрыло волной страха... так было лишь однажды в жизни... и сейчас. Я схватила свою куртку и выбежала на улицу... я видела её лицо... Мне очень плохо, видя её потухшие глазки, её исчезнувшую с лица улыбку. Как назло пошел дождь, но я не хочу возвращаться. Я не хочу снова увидеть её лицо... Я плавно плыву по нежному ветерку и уже не замечаю, что дождь намочил мои черные волосы. Одежда давно промокла. Холодные потоки ветра как будто гладили мои мокрые волосы и промокшее тело. Я стала рыться по карманам, ища заветную пачку сигарет. Что поделаешь... такая моя натура. Закурив, я начала в полголоса напевать:

"Иди ко мне

Забытое чувство

Иди ко мне

Совсем другое

я выключу

зажженные люстры

и никого

только нас двое

иди ко мне

во мне останься

и до утра

и до зимы

сегодня я без боя сдамся,

без фальши,

без веков на вы,

а дальше

все равно, что дальше..."

Я замолкла на минуту и выпустила сладкие кольца смертельного дыма. Сделав ещё одну затяжку, я выкинула окурок. Мне уже всё равно, я давно умерла и дым сигарет ничего мне не сделает. Я продолжаю мурчать себе под нос:

"... есть только ты

и ночи час

и твой костюм

и ты стал старше

не изменился лишь цвет глаз

и я хочу закрыть все двери

и выключить свой телефон

и твоей мерой время мерить

без циферблатов чисел крон

твой тонкий заграничный паспорт

в нем ставить некуда печать

охрипший голос твой и насморк

и все по новой

все опять..."

На последней строчки я выпустила дым из легких. Я спустилась на землю и побрела по пустынным дворам. Что это было? Что со мной? Мысли в моей голове путались. Хочется забыться и уйти подальше от настоящего. За мою жизнь я уже получила много ножей в спину. Девизом по жизни стала эта строчка: "Не привяжешься - не больно будет терять..." Никто не знает, что творится у меня в душе, а может это и к лучшему...

Я брожу по пустым скверам до поздней ночи. Ближе к 2 ночи я решила вернуться в общежитие. Шла я медленно и неуверенно, обдумывая, что скажу Боннибель.

"Ведь я так виновата перед ней... - проносилось у меня в голове. Сначала я её чуть не убила, а потом..." - вспомнив, что произошло, я покрылась румянцем и мурашками. Я не могла придумать, что делать с этой ситуацией и от этого я взвыла. Хорошо, что шла я уже через лес. Я вышла на полную луну, как волк, потерявший семью. Я изливала душу тому, кто настолько же несчастен, как и я. Подойдя к общаге, я превратилась в летучую мышь и взмыла вверх. Увидев открытую форточку в нашей комнате, я залетела внутрь. Боннибель давно сладко посапывала в кроватке. Подойдя к ней, я нагнулась к её ушку и прошептала, как будто ожидая, что она услышит мои слова.

- Прости, я виновата...

Поцеловав её в щеку, я пошла, спать и, уже засыпая, увидела ту самую детскую улыбку на её лице...

3 глава

После того случая во мне что-то перевернулось. Бонни меня больше не бесила, а даже нравилась. Но эту симпатию я прятала за семью печатями. Общаться с ней я продолжила, так же как и последние две недели. Чтобы скрывать свою превязанность и симпатию к ней, я специально придумала для неё прозвище.

- Бубля, что делаешь?

Я ехидно улыбнулась и стала пристально смотреть, как Бонни смешивает какие-то жидкости из разных пробирок. - Прошу тебя в последний раз - не называй меня этим глупым прозвищем. Я пытаюсь выявить ошибку в моих формулах.

Она показала какие-то листы и очень сильно нахмурилась. Она продолжила свои эксперименты, хоть я и знала, чем они заканчиваются, я не возражала. Я лишь уходила из дома на время ядерных испытаний. Кстати после того случая Бонни стала чаще хмурится, но мне это лишь нравится.

- Ну ладно, Бубля. Не буду отвлекать от важной ерунды! - я высунула свой змеиный язычок.

Бонни сидела в коротких шортиках и майке, и было видно, как по её телу пробежал табун мурашек. Это и многое другое выдает её страх. Она боится меня, а когда видит мой змеиный язычок и вовсе её дыхание замирает. Увидев его, её чуткое дыхание остановилось. Я отчетливо слышу всё то, что внутри у этой сахарной девочки. Я слышу, как по её венам течет густая и горячая карамель, как она глубоко и прерывисто во сне, как она тихо стонет, когда я прикасаюсь к ней... Когда она покрывается мурашками, я чувствую, что сейчас сорвусь, подойду к ней сзади и буду бить её об стену, пока её карамельные внутренности не стекут со стены. Но нет... Такие садистские мысли я отгоняю. От всего этого моё сердце бьется ещё сильнее, прибавляя ритм моей душе... Всё! Надо бежать, пока я не зашла слишком далеко...

Я схватила куртку и гитару, валявшиеся у двери, и побежала вниз по лестнице. На улице свежо и нет солнца. Как же хорошо без него. Под влиянием солнечных лучей моя кожа превращается в уголёк. Но сейчас не об этом. Я уже почти подлетела к моему тайному местечку в этом Глобом забытом городе. Наши жители настолько сильно превратились в быдло, что новенький недавно открытый книжный магазин через несколько дней обанкротился. Теперь он является моим убежищем. Здесь я нахожусь, когда мне грустно или когда надо сочинить новую песню. А вот и магазинчик. Я помню, что когда-то просидела в своём логове около трёх недель, я сидела и просто смотрела в полуразрушенные стены и наигрывала один и тот же мотив. Меня накрыло такой жесткой депрессией после того как мой единственный родной человек бросил меня, ничего не объяснив... Сейчас я не знаю где он и что с ним случилось, но это уже не важно...

Я села на поломанный черный стул и начала наигрывать мелодию. Я думала о произошедшем за все эти недели. Я медленно начала напевать:

"Надо было поостеречься.

Надо было предвидеть сбой.

Просто Отче хотел развлечься

И проверить меня тобой.

Я ждала от Него подвоха –

Он решил не терять ни дня.

Что же, бинго. Мне, правда, плохо.

Он опять обыграл меня.

От тебя так тепло и тесно...

Так усмешка твоя горька...

Бог играет всегда нечестно.

Бог играет наверняка.

Он блефует. Он не смеется.

Он продумывает ходы.

Вот поэтому медью солнце

Заливает твои следы,

Вот поэтому взгляд твой жаден

И дыхание – как прибой.

Ты же знаешь, Он беспощаден.

Он расплавит меня тобой.

Он разъест меня черной сажей

Злых волос твоих, злых ресниц.

Он, наверно, заставит даже

Умолять Его, падать ниц –

И распнет ведь. Не на Голгофе.

Ты – быстрее меня убьешь.

Я зайду к тебе выпить кофе.

И умру

У твоих

Подошв..."

Я не вела счёт времени и... на последней строчке стул окончательно сломался, и я рухнула на пол.

- Ну, просто отлично!- поднимаясь с пола, бурчала я.

Я вышла на улицу и взмыла в небо. На улице уже темно и лишь одинокий фонарь освещает пустынную тропинку, по которой я прибыла сюда. На небе уже не облачка, лишь кучкой рассыпаны яркие звезды вокруг большой и тусклой луны. С крыши заброшенного книжного виден весь город. Свет во всех давно погашен и лишь у нашей общаги горит настольная лампа. Я сижу на крыше и потихоньку начинаю импровизировать. Мне всегда нравилось нарушать правила и выходить за рамки, поэтому я не считаюсь с нотами. От моих мыслей меня оторвало подпевание, такое же, как и моя импровизация:

- "Что мне дни?

Что мне эти минуты -

Возьмите себе.

Или отдайте кому-то.

Вечности -

Пожалуй, не так уж и много,

если есть назад хотя бы одна дорога.

Стань мне вновь моими рваными джинсами.

Без тебя я не

понимаю прозу.

я забью на все свои прежние принципы.

Ветер.

Ночь.

Ты.

Пистолеты и розы..."

Я играла мелодию слепо и поэтому человек, который подпевал мне, я не видела его, но этот голос... у меня сложилось впечатление, что я знаю его всю жизнь. Он был мне так знаком...

- " Берега -

становятся более хрупкими.

А вода...

Но я сейчас не об этом.

Корабли -

бросают мне на воду шлюпки,

А я пою,

Пою тебе эти куплеты -

Стань мне вновь моими рваными джинсами.

Без тебя я не понимаю прозу.

Я забью на все свои прежние принципы -

Не над водой мой теперь спасительный воздух..."

Я играла всё в большем и большем ритме, но и незнакомец не отставал...

- "Что мне дни и ночи?

что мне эти минуты?...

Возьмите себе, а впрочем,

отдайте кому-то.

Вечности...

Поверьте, не так уж и много,

если есть к нему, хотя бы одна дорога

Стань мне вновь

моими рваными джинсами.

Без тебя я не понимаю прозу.

Я забью на все свои прежние принципы!

...Ты, пистолеты и розы..."

На последних строчках я не выдержала и начала подпевать незнакомому в жизни, но такому родному в душе человеку. Когда песня кончилась, и меня уже распирало от любопытства, и я открыла глаза...

***

Передо мной стоял Саймон. Я сидела и не могла пошевелиться. Это... это он... Он вернулся. Его лицо освещается улыбкой. Такой теплой... такой родной... Мои щеки налились алой краской, и я не могла вымолвить и слово.

- А я всегда знал, что ты вырастишь музыканткой. Ты ещё маленькой девушкой любила музыку и музыкальные инструменты. От его теплых и до боли родных фраз, я выронила гитару из рук. Она летела вниз и только, тогда я поняла, что случилось. Гитара почти долетела до земли, но Саймон успел схватить её. Я спустилась с крыши и осторожно подлетела к нему.

А может это просто глюк... может я сошла с ума... ну и пусть... пусть, это сон... зато я увидела его снова...

- Саймон, это ты? - с надеждой на то, что я не съехала с катушек, спросила я.

- Да, Марси... это я. Милая моя, ты так похорошела... ты стала такой взрослой... я же помню тебя ещё маленькой напуганной девочкой, которая сидела в углу совсем одна.

После сказанных им слов я просто онемела. Я не могла сказать всё, что накопила за все эти года без него. Последнее, что я могу сделать, это впиться в него своими сильными объятиями. Так я и сделала. Я обхватила его своими сильными руками и прижала к себе так, что у него захрустели ребра. Он не пытался остановить меня или сделать что-то ещё. Он тихо стоял в моих объятиях и гладил меня по густым черным волосам. В этот момент я забыла о счёте времени. Знаете, когда кто-то по-настоящему счастлив он не думает о времени. Вот я сейчас тоже счастлива. Надеюсь, Саймон больше не покинет мою жизнь так же быстро, как и появился в ней. Я просто хочу, чтобы этих минут счастья было побольше, ведь мне этого так не хватает...

POV. Бубльгум:

Марси не появлялась уже два дня, и я начинаю волноваться. Она иногда уходит на всю ночь, не предупреждая кого-либо, но под утро она всегда возвращалась... Надеюсь, что с ней всё в порядке. Надо попробовать дозвониться до неё. Гудки... эти беспощадные гудки... Вдруг они прекратились, и послышалось шепот на том конце провода.

- Алло! Марси! Это ты? Алло! Ты где?!- кричала я в трубку

- Здравствуйте... Не могли бы вы представиться?- сказал холодный голос на конце провода.

- Марси?! Что с ней?

- Представьтесь, пожалуйста...- всё так же холодно сказал голос.

- Я - Боннибель, подруга Марси, а вы кто?- тараторила я в телефон.

- Я лечащий врач Марселин Абадир, а вы, я так понимаю её подруга? Я очень сочувствую вам, но ваша подруга в коме... ситуация сейчас стабилизировалась, но...

Дальше слова доктора я не хотела слушать... я просто не могла их слушать... по моим щекам полились ручейки из слез... телефонная трубка сползла вниз... я потихоньку тоже начала сползать по стене... Как такое могло случиться... Марси... Моя милая Марси... не уходи...

***

POV. Марселин:

Мы с Саймоном уже много недель вместе. Он говорит, что никогда не покинет меня. Я ему верю. Живу я у него, на пары не хожу. Пусть меня выгонят из института, пусть два года насмарку, но я не хочу расставаться с самым дорогим человеком. После войны, когда все жители города, я осталась одна, он подобрал меня. Мой папочка мною даже не интересовался, а Саймон заменил мне и его и маму, которой уже нет. Я ему очень благодарна. Саймон не хочет рассказывать, куда он уходил на такое дорогое время, но скоро я это попытаюсь выяснить...

POV. Боннибель:

Марси в коме уже четвертую неделю. Я уже не надеюсь, что она выйдет, но отключать аппарат жизнедеятельности, я не позволю. Пусть она не двигается, но она все эти 4 недели улыбается. Я прихожу к ней каждый день и просто сидя наблюдаю за ней. Я всё время надеялась на её исцеление, но сейчас я уже опустила руки. Доктор рассказал, что её нашли возле старого книжного магазина. Она лежала на земле с сильно прижатой к груди гитарой. Гитара теперь всегда находится в палате. Я прихожу и играю ей свои песни. Песни, которые я написала для неё. Как больно осознавать, что она не сможет очнуться, не сможет посмотреть на меня теми хищными красными глазами. Я прикасаюсь к её телу и ощущаю приятный холодок. Мурашки пробегают по моей спине.

- Марси, а я сочинила для тебя ещё одну песню...- тихо прошептала я. Надеюсь, тебе понравится...

Я тихо со слезинками на глазах начала петь:

- "Ночь

огни

и этот сильный-сильный дождь

мы одни

я точно знала - ты придешь

не уходи

пожалуйста не сегодня

не уходи

не сегодня

моей любви хватит на нас - я знаю

не уходи

я за себя не отвечаю

вот

смотри

я вновь не слушалась тебя

мы горим

или мне кажется опять

не уходи

прошу тебя не сегодня

не уходи

я за себя не отвечаю

не уходи

я за себя не отвечаю

ночь

огни

и этот сильный-сильный дождь

мы одни

я точно знала - ты придешь..."

Я закончила петь и взвыла от боли в груди.

- Прости, Марси... прости меня... я... я люблю тебя... всем сердцем! Слышишь! Я люблю тебя! Никого-то другого, а именно тебя!

Мой тихий шепот переходит на крик. Я кидаю гитару на больничный пол и бросаюсь к ней. Мои горячие и влажные губы осыпают её прекрасное бледное лицо поцелуями. Я начинаю реветь, как сумасшедшая. Врачи врываются в палату и пытаются оттащить меня от моей милой Марси. Я впиваюсь ещё сильнее своими объятиями, оставляя ссадины и царапины на её коже. После нескольких попыток успокоить меня, врачи ввели мне какой-то укол, и я уснула неспокойным сном...

4 глава

***POV. Марселин

Сегодня я ощущала на себе странные прикосновения… От них у меня в горле застыл ком и по телу бегали мурашки такие же, как… Как с Бонни, когда она находилась рядом со мной. Я же… Я же не сказала ей ничего… Она там, наверное, уже все больницы обзвонила. Надо ей позвонить. Я начала судорожно искать в карманах свой телефон, но так его и не обнаружила. Ладно, тогда надо слетать к ней и сказать, что со мной всё в порядке. Я подошла к Саймону узнать на всякий случай, есть ли у него телефон, но он категорично отказал мне. Тогда я сказала, что отойду на пару часиков, но он мне запретил. Я лишь хмыкнула на его запрет и вылетела в окно. Какой-то он странный, он изменился, я ведь помню каким нежным и хорошим он был по отношению ко мне, а теперь… Я летела долгое время от дома Саймона, но на мой ужас за это время я не продвинулась ни на один миллиметр от его усадьбы. Я сделала множество попыток сбежать из этого места, но опять и опять я возвращалась к началу своего пути. Я посмотрела на Саймона и увидела его злобную ухмылку. Это точно не мой Саймон… Я в этом уверена… Я со злостью на то, что меня обманули, подлетела к нему. Он стоял с довольной улыбочкой. Мне так и хотелось его ударить, но я сдержалась…

-- Кто ты? Почему я не могу от тебя уйти? – засыпала я незнакомца вопросами.

-- Я твой самый любимый сон, а уйти от меня ты не можешь лишь потому, что не хочешь отпускать воспоминая обо мне…

-- Но как? Как сон? Я же помню как сидела на крыше, а потом появился ты, помню как падал моя гитара, как ты ее поймал, как мы с тобой пели… Если всё это был сон, то что тогда со мной случилось?

-- Тебя столкнули с крыши, и ты сильно ударилась головой и поэтому ты уснула очень крепким сном. Если говорить проще, то ты в коме или под куполом сознания… Что тебе больше по душе? – он ехидно улыбнулся.

-- Я хочу отсюда выбраться. Как это сделать? – крикнула я в лицо самозванца.

-- Ну ладно, слушай, что можно сделать в твоей ситуации…

***

-- Ну ладно, слушай, что можно сделать в твоей ситуации… Есть один способ выбраться отсюда, но я не уверен, что тебе это уже поможет. Ты пробыла здесь много времени. Тут есть один паренек – Гусь-Выбирусь, он появляется каждую неделю в субботу днем, у него есть магазинчик, в котором можно купить все что угодно, в том числе и заветное желание. Если ты хочешь проснуться ты должна купить у него это заветное желание, но всё не так просто, чтобы купить эту вещичку ты должна отдать самое дорогое тебе воспоминание из прошлого. Понятно?

Я стояла остолбеневшая от такой новости. Мне не хотелось возвращаться без Саймона, но Боннибель… Она, наверное, совсем с ума сошла от горя. Я ведь помню как то порезала палец, а она начала паниковать и чуть скорую помощь не вызвала, а тут…

-- Саймон… Ээээ… Ты же Саймон?

-- Да, я проекция сна с самым дорогим человеком, которого ты хотела видеть, когда падала с крыши, но ты можешь называть меня Саймоном.

-- Ладно, Саймон, а сколько времени я находилась в коме?

-- Ну, примерно четыре недели, но я не уверен…

Меня охватил ужас. Бонни четыре недели горюет, а может нет. С чего это вдруг ей по мне горевать, может ей без меня просто отлично живется, может без меня ей будет лучше… От этих доводов к горлу подкатил ком и на глазах навернулись слезы. Нет! Всё, хватит распускать нюни! Может я ей и не нужна, но зато она нужна мне!

-- Саймон, отведи меня к этому Гусю…

***

Сегодня же я должна выбраться отсюда. Саймон ведет меня какой-то странной тропинкой, идем мы уже около пяти минут, но эти минуты кажутся мне целой вечностью. Ну, вот и этот книжный магазин. Зайдя внутрь, я увидела разнообразное количество всяких безделушек, но заветного желания я не видела, я даже не знаю как оно выглядит… Пройдя немного в глубь магазина я заметила за прилавком продавца. Это был обычный Гусь в костюмчике.

-- Здравствуйте, миледи – прокартавил он.

--Я вам ни миледи, перейдем сразу к делу – мне нужен второй шанс или как его там…

Как назло память мне отказала в самый нужный момент. Я долго пыхтела, вспоминая название нужной мне вещицы, но мои раздумья прервал картавый голос Гуся.

--Точнее вам нужно заветное желание, да?

Я лишь кивнула в ответ.

Продавец нырнул под прилавок и долго там что-то искал, но вот то, что он искал уже стоит на столике. Заветное желание выглядело как блестящая коробочка, она переливалась на солнце, и свет отскакиющий от ее драгоценных камней резал глаза.

-- Вот. Это и есть заветное желание, чтобы получить его, тебе надо отдать самое драгоценное воспоминание…

--Я согласна.

Гусь вышел из-за прилавка и подошел к Саймону. Продавец прочитал какое-то заклинание и Саймон сразу же растворился в воздухе. Гусь вернулся обратно и протянул мне коробочку.

-- Использовать заветное желание можно лишь один раз, чтобы оно сработало, ты должна закрыть глаза и подумать о своем желании…

Я уже не слушала его. Я зажмурилась и начала процесс возвращения в реальный мир. Через несколько минут я услышала грохот и почувствовала яркий свет. Он сжигал мою бледную кожу, я не обращала никакого внимания на усиливающуюся боль. Я слышала, как падают стены этого магазина, как в домино, я чувствовала, как под ногами исчезает земля, но я продолжала думать лишь о своём заветном желании.

***

POV. Боннибель

Я проснулась в больничной палате. Рядом лежала Марселин. Я встала и подняла, брошенную мной на пол гитару. Я провела пальцами по струнам и вдохнула ее аромат. Я ощутила приятный холодок, пробравшийся в самые спрятанные уголки моих легких. Охххх… Как же сильно эта гитара напоминает мне о тебе, Марси… Я подошла к кровати, на которой лежала она. Моя милая возлюбленная.

-- Марси… Я тут тебе еще сочинила песню… Она чем-то напоминает тебя… Такая же красивая и хищная…

Вытерев скатившиеся слезы, я начала осторожно ласкать струнки гитары.

-- Невзаимная любовь.

Одинокая игра.

Недожёванная песня с утра.

Не проснувшись - надо в путь

И по улицам людным.

И опять день будет очень трудным

Погружение в себя;

И чем глубже, тем видней,

Что никогда не быть рядом с ней.

Розовый мрамор сна

Медленно плавится

Я теряюсь в нём без конца.

Бей меня и кусай!

Лезвием острым режь!

Только не уходи навсегда!

В каждой клетке моей,

В оболочке сердца -

Я оставлю твои города.

Растворяю я тебя

В апельсиновых цветах,

В бергамотовых моих мечтах.

Я тобой ещё дышу,

Ты ещё течёшь во мне,

Доверяясь лишь моей Луне!

Бей меня и кусай!

Лезвием острым режь!

Только не уходи навсегда!

В каждой клетке моей,

В оболочке сердца -

Я оставлю твои города.

Невзаимные стихи,

Невзаимные слова

Разрывают. Но пока жива.

Крылья белые сложить,

И оставить на мосту.

Без тебя теряю высоту!

Бей меня и кусай!

Лезвием острым режь!

Только не уходи навсегда…

Последние строчки я не смогла спеть. Мне казалось, что разум вот-вот помутнеет и снова начнется приступ. Встав, я поплелась к двери…

-- А может, допоешь? – сказал бездыханный и хриплый голос сзади меня.

Я не могла обернуться… Ведь она… Она не могла так просто очнуться… Сзади снова послышался ее хриплый голос.

-- Ты так и будешь стоять ко мне задом? Он конечно очень красивый, но спереди есть много интересного тоже…

Она усмехнулась, но ее подколки никак не подействовали на меня. Я осторожно ущипнула себя за руку. И снова этот горький и в тоже время сладчайший голос:

-- А можно делать больно тебе буду все-таки я?

От такого нахальства меня как током ударило. Ее наглое и жестокое отношение ко мне так и влекло в пучину необдуманных поступков. Мне казалось, что когда она находится рядом все окутано дымом, выбраться из него невозможно, этому дыму можно лишь поддаться. Так я и сделала… Я позволила ему поглотить себя.

-- А ты все же очень наглая… - сказала я повернувшись к ней лицом.

-- А ты как думала…

Марселин хихикнула и я не смогла себя удержать… Я кинулась на нее. И я, и она были очень удивлены моей внезапной нежности. Я прижимала Марси к себе очень сильно, как только могла. Она - самый дорогой для меня человек. Пускай она жестока ко мне, пускай я иногда на нее хмурюсь, но… Но я так сильно люблю ее. Кроме нее у меня больше нет никого. Я сжимаю ее всё сильнее и сильнее. Ее ребра хрустят с оглушительным звуком. Я снова смотрю в ее красные хищные глаза. На ее щечках появляется сильный румянец, и она тоже обнимает меня, что я не могу сделать даже вдох…

5 глава

***

POV. Марселин

Я сжимаю ее мягкую плоть всё сильнее, а она даже не сопротивляется. В голове всё ужасно гудит и мысли лишь о той песне. Она и в правду скучала по мне? Или она играет с моими чувствами? От этих мыслей в груди образовался ком, от которого становилось всё больней и больней. Я чувствовала, как этот сгусток эмоций не дает вдохнуть, он мешает мне дышать, мне кажется, что вот сейчас я потеряю сознание и больше никогда не очнусь. Бонни всё так же обнимает меня... моя милая девочка... Как же ты будешь без меня, ты же такая беззащитная... Я чувствую, как силы покидают моё тело, и я уже не могу её обнимать... Я не вижу ничего кроме ее прекрасной фигуры, но вот и она пропадает... Я остаюсь в плену у темноты...

POV. Боннибель

Марси всё ещё обнимает меня, но хватка её ослабела... Я не вижу её прекрасного личика, не знаю о чём сейчас её мысли... А может она думает обо мне? Дуреха ты, Бонни... Она же тебя ненавидит, но если это так зачем она меня обнимает? От моих мыслей меня отвлек резкий звук... О, нет! Марси потеряла сознание... Я, как сумасшедшая начинаю звать на помощь, но никто не идёт. Я не могу потерять ее снова, она не может поступить так снова... Я кричу так, что голос срывается... Я должна найти доктора... Наконец на мой крик прибежали врачи... Я хочу сказать, но голоса нет... От всего этого голова идет кругом... Я понимаю, что мой разум сейчас накрывает пеленой безрассудства... Марси, я не могу потерять тебя снова...

***

POV. Марселин

Я очнулась от знакомых голосов... Еще вчера я слышала, как кричит Бонни, но тьма окутала меня в свои сети и я не могла проснуться. Я открыла глаза и перед моим взором первой появилась Бонни, она сидела на кресле и мило посапывала. Рядом стояли Финн и Джейк. Они пытались не шуметь, но это у них плохо получалось.

- Привет, парни... - тихо прохрипела я.

- О! Марси, ты очнулась! Ну, что? Выспалась?

Парни орали в один голос.

- Тихо! Идиоты... - прошипела я, сразу же посмотрев на Бонни, она всё так же мирно спала.

Финн и Джейк заметили, куда падает мой взгляд. Финн ухмыляясь, сказал:

- А кто эта принцесса? Я всегда знал, что ты из этих...

Его слова меня очень задели, я попыталась встать и надавать ему "на орехи", но это у меня не получилось. Сил у меня не было и поэтому я лишь откинулась назад на подушку. Финн знал, что его могло ожидать, поэтому не стал дальше испытывать судьбу и притих.

- И в правду, Марси, кто это? Мы как не придём она всегда тут...

От слов Джейка я растаяла, как снег под весеннем солнцем. Она всё-таки переживала за меня. От этих мыслей моё лицо приобрело пунцовый оттенок. На их недоумевающие взгляды пришлось ответить.

- Это Бонни, она моя...

Я не успела договорить, как вдруг на моей шее оказалась Боннибель. Она сильно вцепилась своими жвачными ручонками в мою шею и не хотела отпускать. Мне было очень неудобно обниматься с ней на глазах у парней, но и обижать её я тоже не хотела, поэтому я скрепила свои руки вокруг ее талии и прижала к себе. Я пытаюсь закутаться в нежные, мягкие и такие сладкие волосы Бонни. Я хочу, чтобы они не видели, как я краснею из-за их косых взглядов. Теперь я точно спалилась, потому что парни и так думали что, я люблю девочек, а эта сцена лишь подтвердила их догадки.

6 глава

POV. Марселин

Мы давно перестали обниматься, но парни до сих пор стояли в ступоре с отвисшими челюстями. Первым из шока вышел Финн.

- Марселин, а может, ты познакомишь нас со своей…

Он не знал, как закончить предложение. Первый раз он чего-то не знал. Он долго мялся, придумывая как дополнить свою мысль, происходило это минут пять, пока Бонни не прошептала:

-Подруги…

От этого слова у меня в груди закололо. На немой вопрос парней я лишь кивнула. Бонни пыталась сама рассказать о себе, но так как парни были очень шумными, они её не услышали. Лишь мои уши улавливали её шёпот, от него у меня перехватывало дыхание, я думала, что сейчас сойду с ума. Боннибель пробовала снова и снова что-то объяснить, но из этого ничего не выходило. Она отказалась от этой дурацкой затеи и сильно покраснела. В этот момент меня накрыла волна злости. Никто не будет обижать мою Бонни. Я приподнялась с кровати и, собрав последние силы, крикнула. Это действие, наконец, привлекло внимание Финна и Джейка. Я была рада, что помогла подруге и с улыбкой на лице повалилась на пол. Прошло немного времени, и я вернулась из царствия Морфея. Рядом сидела испуганная Бонни, а парней нигде не было. Как только Бонни увидела, что я открыла глаза, он подбежала, и начала меня сильно прижимать к себе и целовать в лоб. От этих действий я сильно покраснела, но не остановила её. Когда она закончила читать мне мораль о моём поведении, она отдала мне листок бумаги и, чмокнув в лоб, пошла домой. Она обещала скоро вернуться и забрать меня домой. Я долго смотрела ей в след и улавливала сладкий аромат клубники и карамели. Она ушла, и от этого мне стало тошно. Я не понимала, что со мной происходит. Я же вроде бы встречалась с парнями, Финн когда-то ухаживал за мной но на его внимание я лишь ехидно улыбалась. Я помню, как Джейк сказал мне, чтобы я не играла с чувствами Финна, ведь он очень ранимый и разбитое сердце может не пережить. Я помню, как сказала ему, чтобы не расстраивать, что больше предпочитаю девушек. Помню, как он на меня смотрел, помню его крики, его мольбы о том, чтобы я изменила своё решение, помню как с того дня наши отношения поменялись. Я помню всё это. А может всё, что происходило раньше, повлияло на мой выбор, может я и в правду влюбилась в эту сладкую девочку… Я долго размышляла о прошлом, о настоящем, о будущем… Из ступора меня вывел посторонний шум. Какая-то девчонка упала прямо в коридоре, но мне на это было как-то наплевать. Я вспомнила о письме, которое мне дала Бонни.

«Милая, Марси! Я знаю, что мои слова, наверное, прозвучат глупо или нелепо, но я полюбила тебя. Ты мне очень дорога, но моя симпатия к тебе очень странная, я её боюсь, я знаю, что испортила тебе отношение с парнями, я думаю, что мне лучше покинуть тебя и твою жизнь… Я тебя очень люблю и поэтому не хочу портить тебе жизнь. Эта встреча была нашей последней встречей. Я очень сожалею и в тоже время радуюсь нашей недолгой дружбе. Дома, на кровати тебя ждет небольшой подарок, а сейчас просто почитай то, что я написала для тебя:

«Меж жёлтыми песками

Меж синими огнями

Я маленькая точка,

А ты как одиночка

Я буду пластилином,

А ты дорогой длинной

И травы наши болью

Уже давно любовью

Я сделала бы всё для тебя...

Я сделала бы всё для тебя...

На запах - запах кожи,

На то, что мы так можем

Расслаблю на мгновенье

Себя на преступленье

Лаская мякоть вишен

И языком чуть ближе

Я в твой приват срываюсь,

В тебя я отпускаюсь

Я сделала бы всё для тебя...

Я сделала бы всё для тебя...

По атласам подаренным

Я улицы гадаю

И где тебя найти

По беззащитности

Плечом к плечу нам нравится

Кому какая разница

И в зеркалах огромных

Мы смотримся нескромно

Я сделала бы всё для тебя...

Я сделала бы всё для тебя...»

Я тебя очень люблю…

Твоя Бубля »

Я читала и захлебывалась собственными слезами. Ведь она не может так поступить, ведь я же её люблю… Я выла, я кричала и рвала волосы… Она не могла так просто меня бросить…

Прошло 4 года…

Прошло уже много времени с того дня как Бонни покинула меня. Через несколько дней после её ухода меня выписали из больницы. Я неслась домой, как сумасшедшая, надеясь, что она передумала, но реальность оказалась ужасна, когда я зашла внутрь, там никого не было, даже её розовая половина комнаты исчезла. Я села на её кровать, там всё так же веяло ароматом горькой карамели и сладкой ягоды. Я сидела, а из глаз капали слёзы. Я каждую ночь вспоминала своё отношение к этой сладкой девочке, и каждый сон был лишь о ней. От этих мыслей меня начала душить боль, окутавшая горло. Я долго плакала, и от этого мои глаза ещё сильнее покраснели. Я вспомнила её письмо и взглянула на свою кровать. Там лежал небольшой сверток, я не могла открыть его, но я должна. Я развернула его и увидела футболку, она была полностью розовая, а на картинке были черепа и демоны, кричащие в агонии. Рядом лежал кулон в виде слезы, к нему была прекреплена записка:

«Пусть эти вещи впитаю твою боль…»

Я стояла, а по подбородку стекал ручеек из слёз.

Я помню тот момент до мельчайших деталей, воспоминания преследуют меня во сне и наяву, но я принимаю таблетки и наконец, могу почувствовать свободу. Только эта свобода скоро может меня убить. Наркотики разливаются приятным теплом внутри, только так я могу выступать. Ничего другого не помогает мне забыться. После моей сладкой девочки моё отношение к миру изменилось. Закончив университет, мы всей группой поехали по миру, мы выступали со своими песнями, получали большой гонорар, у нас есть всё: слава, деньги, поклонники, у парней даже девчонки, а я никак не могу забыть свою девочку. Она снится мне каждую ночь, именно для неё я пишу свои песни. И вот снова всё по новой. Я принимаю три розовые таблетки и выхожу на сцену. Мы проигрываем весь наш репертуар, в зале всё кричат в экстазе, люди в первом ряду пытаются ухватить меня за одежду, пытаются привлечь моё внимание, но мне всё равно. Вот конец концерта, я самая первая ухожу со сцены и следую в гардероб, я быстро принимаю душ, переодеваюсь и выхожу на улицу. Свежий воздух окутывает моё тело, но мне это не приносит никакого наслаждения. Я иду минут пятнадцать и наконец, добираюсь до своего дома. Этот особняк я купила на первый наш заработок. Я бросаю гитару и быстро переодеваюсь. Теперь на мне та футболка и кулон. Я окунаюсь с головой в воспоминания. Но вдруг в дверь кто-то стучит. Я не хочу никому открывать, но незнакомец за дверь очень настойчив. Я нехотя плетусь в двери и открываю её. Моё сердце ёкнуло. Это она… Это моя Бонни… Она очень изменилась, но не изменился её аромат. Всё та же клубника и карамель. Я стою в ступоре, а она лишь мило улыбается. Она вцепляется своими ручками в мою талию и сильно обнимает. Я не могу поверить, что это она. Молчание прерывает её нежный голосок.

-Я скучала по тебе моя милая…

Я как дурра стою и не могу вымолвить и слова, но ей это и не нужно. Бонни подходит ко мне и впивается своими губами в мои. Она обследует мой рот своим юрким и таким сладкий язычком. Я, наконец, очнулась и прижала её к себе. Я, не отдаляясь от нее, захлопнула дверь. Я повалила её на диван. Случайно задев магнитофон, заиграла песня. Это была песня Бонни. Я всегда слушала её вечером, когда никого нет. Я вернулась из воспоминаний и почувствовала, как Бонни стягивает с меня футболку. Футболка летит к чертям вместе с одеждой Боннибель.

- Бонни, я так скучала по тебе…

Мои слова заглушает сильный поцелуй, такой одурманивающий, такой сладкий. Когда воздуха стало не хватать, она остановилась. Она перевернула меня на спину и оказалась на мне. Она приблизилась ко мне и провела языком по моему телу, оставляя мокрую дорожку. Я оставалась в одних лишь кружевных трусиках, из которых текла смазка. Бонни давно это заметила и спустилась ниже. Нижнее белье полетело к остальной одежде. Бонни резко впилась и начала меня ласкать. От этих действий я потекла ещё сильнее и стала сильно стонать. Я не могла что-либо произнести, так как при любой попытке что-то сказать, она придавала темп своим действиям. Я чувствовала, как скоро кончу, и вот последний рывок и я закричала. Белая жидкость впиталась в полностью красный диван. Я тяжело дышала. Наконец когда дыхание пришло в норму, я посмотрела на Бонни. На её личике святилась улыбка, она смотрела на меня спрашивая, будет ли что-нибудь и для неё. Я лишь кивнула. В моём доме всю ночь звучали стоны, крики и вздохи. Под утро это прекратилось. Я проснулась очень рано, ещё никогда за всё это время я так сладко не спала. Бонни лежала рядом и на её лице сияла детская улыбка. Вчера я узнала, что всё это время она была девственницей, но за эту ночь мы всё исправили. Я надела на себя свою футболку и начала готовить тот самый пирог с яблоками и вишней, который когда-то мне готовила Бонни. Прошло примерно три часа, но Бонни так и не проснулась. Я начала волноваться. Я подошла к ней и прислушалась. У неё не было сердцебиения. Я не могла в это поверить. Я накинулась на бездыханное тело и стала трясти. При тряске с Бонни свалился парик. У неё не было волос. Я была в шоке, мне казалось, что это просто сон, но, к моему сожалению это не было таковым. Рядом с подушкой Бонни виднелся конверт. Я знала, что в нем ничего хорошего не могло быть. Я открыла его и достала письмо:

«Милая, Марси… Я больна. Прости, что не сказала вчера вечером, как только пришла. Я не хотела, чтобы ты страдала, я хотела, чтобы последнюю ночь в моей жизни мы провели вместе. Два года назад у меня обнаружили рак. Все эти два года я сидела на химиотерапии и смотрела на твои выступления. Я мечтала, что скоро поправлюсь, и мы с тобой заживем вместе, но я ошибалась,… Похоже, я всегда ошибалась… Я прошу тебя продолжить жить без этих наркотиков. Я видела тебя на сцене, ты не можешь угробить свою жизнь из-за воспоминаний обо мне. Моё последнее желание будет таким: Я ХОЧУ, ЧТОБЫ ТЫ ЖИЛА… Прощай, моя милая Марси.

Твоя Бонни.»

Моё сердце пронзила жуткая боль. Я сидела на кровати и рыдала над телом моей милой девочки. Почему это произошло именно с ней, почему не со мной, вед она никогда и никого не обижала по жизни, она была ко всем мила и добра, но почему? Я не могу жить дальше с таким грузом на сердце, но я должна…

Прошел год…

POV. Финн

Со смерти Бонни прошёл ровно год. На похоронах были только мы. В тот день с Марси что-то случилось, её как подменили. Она больше не разговаривает с нами, она стала меньше появляться на улице. Она ходит лишь на выступления, а потом возвращается домой. Однажды мы проследили за ней до её дома. Всю ночь играла одна и та же песня, и слышались её всхлипы и рыдания. Марси больше не живет, после смерти дорогого ей человека она лишь дышит. Она перестала разговаривать и нормально одеваться. Похоже это конец… Ведь её душа теперь всегда рядом с Бонни.

POV. Марселин

Бонни… Я больше не могу, я пыталась жить, но я не могу, я не хочу жить без тебя… Прости, что не сдержала обещание… Прости…

POV. Финн

Марси больше не появляется на репетициях, и мы волнуемся. Мы с Джейком решили сходить проведать её, мы не хотим её расстраивать, ведь она не любит, когда мы приходим, но мы волнуемся и поэтому рискнем. Мы подошли к дому Марси и постучали в дверь, но она оказалась открыта. Внутри было темно, и мы включили свет. О, Господи! Внутри всё перевернуто всё к верх дном, мы осмотрели весь первый этаж, но нашей подруги нигде не было. Мы поняли, что она на втором и ломанулись туда со всех ног, но мы не успели. Марси лежала на смятой постели без каких либо признаков жизни. Я не мог поверить что это всё-таки произошло. Она покончила со своей жизнью. Она и раньше писала песни об этом, но так и не решалась, а может она чего-то ждала… Прошло несколько дней, но мы с Джейком никак не могли отойти от того что произошло. Мы не могли поверить, что нашей подруги нет в живых. Я всё время плачу, когда прихожу к ним на кладбище, а Джейк пытается держаться, чтобы не зарыдать. Когда я сижу на сырой земле, напротив их могил, мне кажется, что они сейчас вместе глядят на меня и улыбаются. Я надеюсь, что они теперь вместе и их счастью никто не сможет помешать. Ну, что Марси... прощай…

Мы наркотик друг для друга,

Примем дозу - хорошо...

Кайфанем, забудемся, как будто

Нету никого и мы вдвоем!

Смотрим страстно мы в глаза,

Накрывает счастье без остатка,

Нежно гладишь ты меня,

Я твоя, и мне так жарко...

Минутки счастья так редки

И время быстро убегает,

Мы часто смотрим на часы,

И вот, тебя я провожаю...

(Надеюсь вы его опубликуете :3)

Комментариев: 5 RSS

  •  Марселін | 27 июня 2015 в 11:27:14

    история супер :) немного грустная :(

  •  алимас | 21 мая 2015 в 16:04:38

    Очень печально. Очень.

  •  Марселин Абадир | 29 марта 2015 в 22:18:24

    Автор всё просто высший класс только я ненавижу всё это лесбиянство в адрес марси к бонни...

  •  Marseline Abadeer Vampire Queen | 24 ноября 2014 в 13:51:13

    Автор! Это просто шедевр!До слез в некоторых моментах! Просто по мастерски написано! Спасибо за такой фанф!

  •  Фиона | 22 ноября 2014 в 14:59:18

    Автор, ты конечно молодец, у меня бы даже терпения не хватило бы такой фанфик написать, продолжай в том же духе, но мне не очень понравилась оконцовка, пожалуйста, пиши фафики повеселей!

Наверх